3 март 2017
Статья 6 из 22 ( Материал id: 818 Журнал id: 108379 )
Страница № 17

От угона автобуса до восстановления на работе: ошибки и правильные решения

Дело, приведенное в данной статье, трудно классифицировать с правовой точки зрения, поскольку в нем переплелись сразу несколько правоотношений, и соответственно решалось оно в несколько приемов с применением норм разной отраслевой принадлежности. Но, анализируя его, обращаем внимание читателей на то, как при вроде бы правильном применении норм субъекты совершают ошибки, из-за которых потом проигрывают в суде.

 

Ситуация

23 мая 2016 г. водители автобуса международного класса С. и Е. транспортной компании «А», зарегистрированной в Республике Беларусь, при выполнении рейса Минск – Смоленск попали в ДТП в Смоленске. Произошло это следующим образом.

Водитель Е. припарковал транспортное средство на стоянке в г. Смоленске, заглушил двигатель, поставил автобус на ручной тормоз и вытащил ключ из замка зажигания. Водитель С. вышел из автобуса и направился в гостиницу забронировать номер для проживания. Следом за ним из автобуса вышли водитель Е. и ехавшая в том же автобусе пассажирка П. При этом дверь автобуса осталась открытой. Водитель Е., вспомнив, что не передал паспорт для бронирования номера в гостинице водителю С., направился в сторону гостиницы. В этот момент гражданка П. быстро проникла в автобус, достала из бардачка автобуса запасной ключ от замка зажигания, запустила двигатель автобуса. Автобус начал движение по автостоянке. Гражданка П. впоследствии пояснила, что ключ от замка зажигания водители оставили не в бардачке автобуса, а на панели приборов, поэтому она беспрепятственно смогла завести автобус, поскольку ей было жарко и она хотела включить кондиционер. Когда автобус начал движение, гражданка П., чтобы избежать наезда на лиц, находившихся на стоянке, направила его в административное здание, разрушив часть конструкций этого здания. В результате столкновения автобусу были причинены значительные повреждения в виде разбитых лобового стекла, переднего бампера, противотуманных фар, передних блок-фар, двух зеркал заднего вида, крыши, левой стойки, люков, переборок, передней облицовочной панели.

Был ли угон автобуса?

По факту ДТП 23 мая 2016 г. был составлен протокол. Водители С. и Е. вину в совершении ДТП не признали, а обвинили гражданку П. в намерении угнать автобус. 12 июня 2016 г. транспортная организация «А» подала заявление об угоне транспортного средства. В ходе проверки следственного комитета г. Смоленска по факту заявления было установлено, что гражданка П. прав на управление транспортным средством никогда не имела, какими-либо навыками вождения не обладает. Сама П. утверждала, что умысла на неправомерное завладение автобусом у нее не было.

Поскольку происшествие имело место на территории Российской Федерации, то его правовая оценка осуществлялась по праву этой страны.

Под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ) понимается завладение чужим автомобилем или другим транспортным средством (угон) и поездка на нем без намерения присвоить его целиком или по частям (п. 20 постановления Пленума ВС РФ № 25). Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента начала движения транспортного средства либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось.

Документ:

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (далее – УК РФ).

Документ:

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.12.2008 № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» (далее – постановление Пленума ВС РФ № 25).

 

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла: виновный сознает, что он неправомерно, не имея на то никакого права, завладевает чужим автомобилем или другим транспортным средством, осуществляет на нем поездку и желает этого, но не имеет цели незаконно и безвозмездно изъять предмет посягательства из владения собственника и обратить его (предмет) в свою пользу или в пользу других лиц.

На основании данных проведенной следственным комитетом проверки сделан вывод, что у гражданки П. не было намерения двигаться на автобусе, у нее было только намерение завести двигатель, чтобы заработал кондиционер. Таким образом, в действиях П. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 166 УК РФ, так как не установлена ее вина в виде прямого умысла.

В результате проверки в возбуждении уголовного дела отказано. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено 8 июля 2016 г.

Кто виновен в ДТП?

Проверка следственного комитета г. Смоленска по факту ДТП длилась до 3 августа 2016 г. В результате установлено, что водители С. и Е. допустили халатность, нарушили правила перевозок пассажиров, что и явилось причиной ДТП.

В ходе расследования установлено, что водители Е. и С. оставили автобус марки «Скания» открытым без присмотра (водители оставили в салоне автобуса постороннее лицо и ключ от зажигания). Это повлекло неправомерное использование имущества третьим лицом, впоследствии попавшим на автобусе в ДТП. Кроме того, гражданка П. не должна была находиться в салоне автобуса, так как автобус в это время не осуществлял пассажирские перевозки, договор перевозки с ней заключен не был и оплата перевозки не производилась.

Продолжали ли работать водители в период проведения проверки?

Руководство транспортной компании «А» приняло решение об отстранении водителей С. и Е. от работы с их последующим увольнением.

Поскольку работники – граждане Республики Беларусь, наниматель – резидент Республики Беларусь и трудовые отношения возникли и продолжались на территории Республики Беларусь, все трудовые вопросы решались на основании норм белорусского права.

Проверка ДТП длилась почти 3 месяца. В этот период наниматель обязан был решить вопрос о возможности привлечения к дальнейшей работе водителей, взявших в рейс безбилетного пассажира и допустивших ДТП, в результате которого значительно повреждено имущество нанимателя. В связи с этим 23 мая 2016 г. руководитель транспортной организации принял решение о создании комиссии для проведения служебного расследования.

29 июня 2016 г. руководитель принял решение об отстранении водителей от работы в соответствии с подп. 3.4 Декрета № 5, которым руководителям организаций предоставлено право незамедлительно отстранять работника от работы при выявлении допущенных им нарушений производственно-технологической, исполнительской или трудовой дисциплины, повлекших или способных повлечь причинение организации ущерба. В данном случае причинами отстранения водителей от работы послужили нарушения трудовой дисциплины, должностной инструкции и ПВТР, выразившиеся в перевозке безбилетного пассажира – гражданки П., и причинения в результате этого ущерба нанимателю.

Норма подп. 3.4 Декрета № 5 является дополнительной к основаниям отстранения, предусмотренным ст. 49 ТК.

Документ:

Декрет Президента Республики Беларусь от 15.12.2014 № 5 «Об усилении требований к руководящим кадрам и работникам организаций» (далее – Декрет № 5).

Документ:

Трудовой кодекс Республики Беларусь (далее – ТК).

Были ли основания увольнять водителей?

1 июня 2016 г. транспортная организация с целью установления суммы материального ущерба, причиненного совершением ДТП, обратилась за проведением экспертизы в ООО «ТК» по месту нахождения автобуса (г. Смоленск).

3 августа 2016 г. экспертная организация подготовила заключение о размере причиненного ущерба и направила его в адрес транспортной организации – нанимателя. Сумма материального ущерба составила 979 206 рос. руб., что эквивалентно 29 144,11 бел. руб. по курсу Нацбанка Республики Беларусь на дату составления экспертного заключения.

Транспортная организация получила заключение 9 августа 2016 г., а 10 августа 2016 г. комиссия, проводившая служебное расследование, составила акт.

Комиссия установила, что с водителями Е. и С. были заключены договоры о материальной ответственности используемого в процессе осуществления трудовых обязанностей имущества организации. Указанные работники грубо нарушили свои трудовые обязанности, ПВТР. Это повлекло причинение организации ущерба в размере, превышающем 3 начисленные среднемесячные заработные платы работников Республики Беларусь.

Справочно:

по данным Белстата, на момент совершения ДТП среднемесячная заработная плата работников Республики Беларусь составляла 7 182 850 (семь миллионов сто восемьдесят две тысячи восемьсот пятьдесят) белорусских рублей.

 

В результате комиссия рекомендовала расторгнуть контракты с обоими водителями в соответствии с подп. 3.5 Декрета № 5.

Работники были ознакомлены с заключением комиссии. Они свою вину не признали и материальный ущерб не возместили.

Таким образом, наниматель выполнил требования п. 7 Декрета № 5, в соответствии с которым до увольнения работника по дискредитирующим обстоятельствам наниматель обязан провести проверку допущенных им нарушений, результаты которой оформить актом (служебной запиской), а также затребовать письменное объяснение работника.

Справочно:

акты (служебные записки) и объяснения подлежат хранению в организации не менее 5 лет (п. 7 Декрета № 5).

 

Обратите внимание! Основанием для увольнения по подп. 3.5 Декрета № 5 является грубое нарушение трудовых обязанностей, а само увольнение производится на основании абзаца шестого подп. 6.2 Декрета № 5 в порядке, установленном п. 7 Декрета № 5.

 

10 августа 2016 г. наниматель издал приказ об увольнении работников за нарушение трудовой дисциплины, повлекшее причинение организации ущерба в размере, превышающем 3 начисленные среднемесячные заработные платы работников Республики Беларусь (абзац шестой подп. 6.2 Декрета № 5).

В этот же день работники были ознакомлены с приказом, получили трудовые книжки и окончательный расчет.

Суд восстановил работников. Почему?

9 сентября 2016 г. водители С. и Е. обратились в суд с исковым заявлением о восстановлении на работе и возмещении морального вреда.

28 октября 2016 г. суд вынес решение о восстановлении работников на прежнем месте работы и взыскании в их пользу суммы морального вреда, а также взыскании с ответчика государственной пошлины в доход государства.

Казалось бы, наниматель выполнил все требования законодательства и провел все необходимые процедуры, предшествующие увольнению. По какой же причине суд принял решение не в пользу нанимателя? По формальной: пока длились все эти процедуры, наниматель пропустил месячный срок для увольнения.

В соответствии со ст. 200 ТК дисциплинарное взыскание применяется не позднее 1 месяца со дня обнаружения дисциплинарного проступка, не считая времени болезни работника и (или) пребывания его в отпуске. Днем обнаружения дисциплинарного проступка считается день, когда о проступке стало известно лицу, которому работник непосредственно подчинен.

При рассмотрении материалов о дисциплинарном проступке правоохранительными органами дисциплинарное взыскание применяется не позднее 1 месяца со дня отказа в возбуждении или прекращении уголовного дела.

Поскольку дисциплинарный проступок был совершен 23 мая 2016 г., постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено 8 июля 2016 г., а увольнение произведено 10 августа 2016 г., наниматель нарушил сроки для применения дисциплинарного взыскания.

 

Ольга Мещерякова, юрист

Печать
В закладки
AA
Наверх

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.