Рубрики

Коммерческая медиация: кто кому поможет

Лилия Власова, старший партнер Адвокатского бюро «ВМП Власова, Михель и Партнёры», канд. юрид. наук, медиатор, международный эксперт в области медиации

Еще в январе 2014 г. вступил в силу Закон о медиации. Но можно сказать, что до сих пор медиация в нашей стране не нашла широкого распространения. Так ли это?

– Да, действительно. Но во всех странах медиации приходится переживать этап отрицания и игнорирования. Длительность этого этапа в каждой стране разная. В Беларуси впервые заговорили о медиации как о способе разрешения споров в 2011 г. в связи с проведением в системе хозяйственных судов пилотного проекта. Легализация медиации и ее признание де-юре произошли в нашей стране в короткие сроки. Возможно, по этой причине у нас не было публичного отрицания медиации. Но сегодня данная процедура в нашей стране переживает что-то похожее на игнорирование. Преимущественно это наблюдается на состоянии коммерческой медиации, где разрешаются споры между субъектами хозяйствования, собственниками бизнеса и менеджерами.

 

Как Вы думаете, какие причины все-таки препятствуют развитию коммерческой медиации?

– Мы (специалисты Центра медиации и переговоров. – Прим. ред.) попытались разобраться с причинами и обратились к юрисконсультам, в профессиональные обязанности которых входит урегулирование спорных ситуаций. Провели анонимный опрос 45 юрисконсультов предприятий разной формы собственности, организационных форм, а также из различных регионов страны.

Картина получилась противоречивая.

С одной стороны, большинство юристов указало на отсутствие доверия к медиации, медиаторам (27 %) и к добровольному исполнению медиативного соглашения (22 %). С другой стороны, только 2 предприятия имеют опыт участия в медиации, а на устный вопрос, кто из присутствующих знаком с правовым регулированием медиации, также поднялось 2 руки. Напрашивается правомерный вопрос: как может возникнуть доверие к медиации и медиаторам, если не участвовать в медиации и не ориентироваться в законодательстве? Соглашусь, что мало кто осмелится пойти по дороге, которая ведет неизвестно куда. Поэтому мне хотелось бы развеять имеющееся у юристов недоверие и помочь увидеть в медиации безопасный и выгодный способ разрешения коммерческих споров, а также увидеть в этой процедуре возможности профессионального и личного развития.

 

Тогда давайте разберемся. Как Вы упомянули, достаточно большой процент опрошенных высказал недоверие к медиаторам. Каковы границы полномочий медиатора?

– Могу предположить, что по аналогии с судебным разбирательством, где судья является самой важной процессуальной фигурой, юристы рассматривают медиатора как лицо, принимающее решение или способное оказать влияние на этот процесс. Такое ошибочное понимание роли медиатора может быть причиной недоверия юристов к медиации. Медиатор не судья, у него иная роль.

Медиатор обязан соблюдать нейтральность и следовать установленным правилам ведения медиации и этики медиатора. Закон о медиации запрещает медиатору оказывать влияние на принятие сторонами решения, медиатор не вправе вносить свои предложения об урегулировании спора. Медиатор отвечает за организацию переговоров, соблюдение равных прав сторон в процессе переговоров. В случае возникновения сложностей в переговорах медиатор оказывает сторонам содействие в их преодолении. Судьбу спора в медиации решают его «собственники», а не медиатор. В медиации главная роль отводится сторонам: именно стороны должны договориться о том, каким способом разрешить спор.

 

Кто от сторон должен участвовать в процессе переговоров?

– Обсуждение сторонами своих реальных интересов предполагает участие в переговорах лиц, имеющих право принимать решения. Это директора предприятий (заместители) и собственники бизнеса. Именно эти люди являются главными лицами в медиации. Однако в ходе нашего исследования юристы отметили сложность привлечения руководства к участию в переговорах как причину неприменения медиации. Медиаторы также сталкиваются с этой проблемой. Нам часто приходится убеждать руководителей в необходимости их присутствия на переговорах. Решение руководства принять участие в переговорах зависит от степени влияния юриста на руководителя, а также в умении юриста правильно объяснить, что такое переговоры в медиации и почему именно руководитель должен принять в них участие. Личное участие в медиации руководителей повышает доверие сторон друг к другу и уровень ответственности за исполнение договоренностей.

 

Бытует мнение, что медиация – это довольно «долгоиграющий» и затратный процесс. Так ли это?

– Об этом любят говорить своим клиентам адвокаты, склоняя их к обращению в суд. Однако мне хочется развеять миф о том, что медиация затягивает время и стоит дорого. Сроки проведения медиации полностью зависят от желания сторон. Стороны назначают дату и время встречи, медиаторы подстраиваются под возможности сторон. Как правило, медиация проходит на нейтральной территории в офисе медиатора. Продолжительность одной медиативной сессии в среднем 3 ч. Иногда сложность спора требует проведения 2–3 медиативных сессий. Для сравнения, обращение в суд с иском предполагает минимум 2–4 месяца судебного разбирательства. Расходы сторон в медиации ограничиваются оплатой вознаграждения медиатора. К примеру, вознаграждение медиатора Центра медиации и переговоров за 3-часовую медиативную сессию составляет в среднем 300 руб. Как правило, эта сумма делится между сторонами поровну. Обращение в суд влечет для сторон значительно бόльшие расходы, даже если используется приказное производство, где нужно оплатить госпошлину в размере 10 базовых величин.

С 2015 г. медиаторы Центра медиации и переговоров ввели в практику проведение предварительных информационных встреч со сторонами, заинтересованными в разрешении споров. Встречи проводятся индивидуально, с каждой из сторон. Медиатор информирует о процедуре медиации, что позволяет сторонам принять осознанное решение об участии или неучастии в медиации. Сегодня информационные встречи проводятся на безвозмездной основе.

 

Предположим, стороны пришли к консенсусу и заключили медиативное соглашение. А если одна из сторон в последующем его не выполняет? Выходит, все зря?

– Многие юристы указали, что у них нет доверия к добровольности исполнения медиативного соглашения. Опасения юристов, связанные с трудностями добровольного исполнения медиативного соглашения по спорам, входящим в компетенцию экономического суда, не обоснованы. Наряду с высоким процентом добровольного исполнения (80–85 %), в Беларуси действует правовой механизм принудительного исполнения медиативных соглашений, что в определенном смысле приравнивает медиативное соглашение к процессуальному документу.

Если медиативное соглашение не исполняется добровольно, то сторона вправе обратиться в суд с заявлением о принудительном исполнении медиативного соглашения. Эта процедура (от обращения в экономический суд до получения приказа о принудительном исполнении) регулируется Хозяйственным процессуальным кодексом Республики Беларусь. Заявление о принудительном исполнении медиативного соглашения должно быть рассмотрено судом в течение месяца.

 

Почему, на Ваш взгляд, медиация все-таки нужна юристу?

– Медиация – это мостик, который поможет юристам перешагнуть из вчера в сегодня и завтра, от желания «победить любой ценой» к договоренностям и сотрудничеству, от рутины к творчеству и удовлетворенности от работы.

Подавляющее большинство опрашиваемых нами респондентов отметило, что медиация в Беларуси имеет перспективу, однако, это длительный процесс и он может занять от 5 до 15 лет. Но, к сожалению, юрисконсульты до сих пор не видят в медиации источника знаний и навыков, которые им понадобятся в ближайшее время. 

Мы живем в быстро меняющемся мире, и темп изменений с каждым годом увеличивается. Успехи IT-технологий и их внедрение во все сферы жизнедеятельности человека изменят юридическую профессию. Наша страна берет курс на цифровую экономику, технология блокчейн (Blockchain) «заберет» от юрисконсультов бόльшую часть их работы. Будут востребованы юристы, владеющие IT-технологиями и переговорными навыками, так как появятся новые сферы экономических отношений, где разрешение споров в формате классического правосудия будет невозможно. Переговоры между спорящими сторонами, в т.ч. в медиации, будут получать все более широкое признание как способ разрешения споров. Умение вести переговоры по любым вопросам деятельности предприятия, в т.ч. по разрешению споров, станет важным навыком юриста.

Медиация будет расширять сферу применения, о чем свидетельствует законопроектная деятельность. Все чаще национальные законодатели обращаются к медиации, как к досудебному способу разрешения споров в процессе подготовки законопроектов.

К примеру, в проекте документа, который должен регулировать процесс финансовых сделок на рынке Forex, планируется предусмотреть медиацию как способ разрешения споров между участниками Forex. Есть понимание, что сфера интеллектуальной собственности нуждается не только в судебном, но и в альтернативном способе разрешения споров. Доказательством тому может служить факт, что проект изменений в Закон об авторских и смежных правах также предусматривает возможность обращения к медиации как способу разрешения споров. План законодательной деятельности на 2018 год  предусматривает подготовку изменений в ряд кодексов, в частности,  Кодекс о браке и семье, где медиация будет применяться до обращения в суд по семейным спорам.

 

Беседовала Ольга Пашкина,

редактор журнала «Я – юрисконсульт организации»

.
Теги: 
Забыли пароль?
Наверх
http://www.jurk.by/solutions/kommercheskaya-mediatsiya-kto-komu-pomoz

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.