9 сентябрь 2017
Статья 5 из 19 ( Материал id: 1015 Журнал id: 113233 )
Страница № 16

Согласие или несогласие участников хозяйственного общества при наследовании доли

Что наследуется – доля или ее стоимость?

Изменение состава участников общества с ограниченной ответственностью (общества с дополнительной ответственностью) (далее –ООО (ОДО)) происходит в связи со смертью участника общества – физического лица.

В состав наследства такого лица входит в числе прочего имущества доля этого участника в уставном фонде ООО (ОДО). Если уставом общества определено, что переход доли к наследникам допускается только с согласия остальных участников общества (п. 6 ст. 92, п. 2 ст. 1088 ГК; часть первая ст. 102 Закона о хозяйственных обществах), то наследоваться такая доля будет только после получения указанного согласия.

Документ:

Закон Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон о хозяйственных обществах).

Документ:

Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК).

В последнем случае следует рассматривать не наследование доли в уставном фонде ООО (ОДО), а наследование действительной стоимости этой доли (или имущества ООО (ОДО), соответствующего указанной действительной стоимости), поскольку несогласие на переход к наследникам доли влечет обязанность общества выплатить наследникам участника ее действительную стоимость или выдать им в натуре имущество, соответствующее этой стоимости (часть вторая ст. 102 Закона о хозяйственных обществах).

Таким образом, в свидетельстве о праве на наследство (ст. 1083 ГК) должно быть предусмотрено, что наследник наследует долю в уставном фонде ООО (ОДО) при условии, если:

– либо в уставе общества не закреплена необходимость получения согласия остальных участников на вступление такого наследника в их состав;

– либо (если в уставе общества есть положение о необходимости получения указанного согласия) на

Общим правилом наследования является «автоматический» переход доли в уставном фонде ООО (ОДО) от умершего гражданина к его наследникам.

Однако в уставе общества можно установить правило о переходе доли к наследнику только с согласия остальных участников общества (часть первая ст. 102 Закона о хозяйственных обществах). Таким следник располагает таким согласием.

Когда необходимо согласие участников общества?

Общим правилом наследования является «автоматический» переход доли в уставном фонде ООО (ОДО) от умершего гражданина к его наследникам.

Однако в уставе общества можно установить правило о переходе доли к наследнику только с согласия остальных участников общества (часть первая ст. 102 Закона о хозяйственных обществах). Таким образом, белорусский законодатель отдает решение вопроса о беспрепятственном вступлении в общество наследника умершего участника исключительно на усмотрение остальных участников ООО (ОДО).

Когда наследник становится участником общества?

Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства. При этом не имеет значения момент государственной регистрации права наследника на это имущество, если право подлежит регистрации (п. 4 ст. 1069 ГК).

Таким образом, если в уставе ООО (ОДО) отсутствует требование об обязательном согласии участников на принятие в их состав наследника умершего участника, то, независимо от факта государственной регистрации изменений в устав общества и внесения  изменений в устав ООО (ОДО), наследник становится участником общества по общему правилу со дня смерти участника-наследодателя, хотя свидетельство о праве на наследство он получит лишь по истечении 6 месяцев со дня открытия наследства (ст. 1084 ГК).

Получение согласия на переход доли к наследникам

В ситуации, когда устав общества закрепляет необходимость получения согласия остальных участников ООО (ОДО) на переход доли к наследнику, такое согласие считается полученным, если в течение срока, установленного уставом ООО (ОДО), но не более 30 дней с даты обращения к обществу наследника (часть первая ст. 102 Закона о хозяйственных обществах):

1) либо получено письменное согласие всех оставшихся участников;

2) либо не получено письменного отказа ни от одного из оставшихся участников (т.е. все оставшиеся участники промолчали).

Возможен и третий вариант согласия, когда от части участников получено письменное согласие на вступление наследника в их состав, а от другой части не получено письменного отказа на такое вступление (т.е. в совокупности имеется волеизъявление всех оставшихся участников общества).

Буквальное толкование указанной нормы допускает лишь первые два варианта возможного получения согласия из приведенных нами. Тем не менее такое буквальное толкование представляется нам некорректным и не соответствующим целям законодателя. Ведь нет никаких сущностных препятствий для получения от части участников письменного согласия на интересующее нас вступление наследника в состав участников общества, а от остальной части участников – для неполучения письменного отказа на это.

Также отметим, что исходя из буквального толкования п. 6 ст. 92 ГК можно сделать вывод о том, что в уставе общества могло бы быть предусмотрено, что интересующий нас вопрос решается простым или квалифицированным большинством голосов участников. Такой подход объясняется тем, что норма указывает на необходимость наличия согласия «остальных участников общества», но не определяет, абсолютно ли все остальные участники имеются в виду.

Подводя итог, мы можем сказать, что изложенный в предыдущем абзаце подход некорректен, так как Закон о хозяйственных обществах уже уточнил положение п. 6 ст. 92 ГК, не выходя при этом за пределы полномочий (т.е. уточнение Закона о хозяйственных обществах является корректным разъяснением положений ГК о наследовании доли). 

Отказ в приеме наследника в состав участников общества

Законодатель рассматривает молчание в качестве формы волеизъявления, признавая за ним юридические последствия, поскольку четко установлено, что участник, который не согласен с вхождением в ООО (ОДО) конкретного наследника, должен  в обязательном порядке выразить свое волеизъявление, т.е. направить обществу извещение о своем несогласии.

Причем отказ во включении в состав участников общества конкретного наследника может иметь место и в ситуации, когда участники, обладающие, например, долей в уставном фонде в размере 99,99 % (без учета наследуемой доли) согласились на прием наследника, а участник, которому принадлежит доля в размере 0,01 %, отказал. В этом случае наследник не сможет стать участником общества (причем голос последнего участника может практически не влиять на основные вопросы деятельности общества, но в рассматриваемом случае не учитывать его голос нельзя).

Положения, которые целесообразно закрепить в уставе

Белорусский законодатель не регламентирует процедуру направления уведомления участниками общества об их согласии на включение в состав общества наследников участника, поэтому неясно, кто должен направлять уведомление остальным участникам, когда и в каком порядке.

По нашему мнению, данный вопрос должен найти отражение в уставе общества.

Во-первых, следует закрепить, что вопрос о согласии следует ставить только после того, как наследники представят обществу правоустанавливающие документы, подтверждающие их права на долю (свидетельство о праве на наследство).

Во-вторых, именно наследник должен уведомить ООО (ОДО) о наличии  у него права на долю в уставном фонде общества.

В-третьих, целесообразно закрепить срок представления ответа о согласии или несогласии со стороны остальных участников, поскольку законодатель требует, чтобы общество отреагировало на направленное ему заявление наследника в срок, предусмотренный в уставе ООО (ОДО).

 

Обратите внимание! Данный срок не должен превышать 30 дней (ст. 102 Закона о хозяйственных обществах).

Нереализация в уставе конкретного ООО (ОДО) изложенного выше законодательного подхода означает несоблюдение законодательства обществом. Но даже в отсутствие таких положений в уставе участники ООО (ОДО) обязаны высказаться по интересующему нас вопросу в течение 30 дней.

При этом если в течение указанного 30-дневного срока не будет получен отказ хотя бы от одного из оставшихся участников, например по причине неуведомления компетентным органом общества или его должностным лицом о заявлении наследника, то соответствующий наследник становится участником общества.

Как видим, законодательная конструкция построена так, что вне зависимости от уведомления или неуведомления оставшихся участников ООО (ОДО) о заявлении наследника по истечении 30-дневного срока с даты подачи такого заявления при отсутствии «несогласных» наследник должен быть признан участником данного общества.

Поэтому, в-четвертых, в уставе следует точно определить компетентный орган или должностное лицо, которое должно направить соответствующее уведомление оставшимся участникам общества для получения их согласия (или несогласия) на включение в состав участников общества наследников.

Иной подход к рассматриваемой ситуации открывает достаточно широкий простор для возможных злоупотреблений со стороны должностных лиц или оставшихся участников соответствующего ООО (ОДО) и не соответствует введенному законодателем предельному 30-дневному сроку для дачи согласия (или несогласия) на вступление наследника в состав участников общества.

Единственное возражение, которое может быть выдвинуто против приведенного нами подхода, заключается в том, что законодатель требует предусмотреть предельный срок для рассмотрения заявления наследника о вступлении его в состав участников общества именно в уставе общества. Поэтому указанный предельный срок не является «законодательным пределом».

Но нам представляется, что это обстоятельство не влияет на изложенную выше позицию, так как уставное ограничение срока рассмотрения заявления базируется на законодательной санкции.

В заключение мы рекомендуем также предусмотреть  в уставе ООО (ОДО) положение о том, что рассматриваемое уведомление должно направляться с использованием такого способа связи, который позволит надлежащим образом подтвердить его получение каждым участником общества.

 

Ян Функ, д-р юрид. наук, профессор,

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП

 

 

Печать
В закладки
AA
Наверх

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.