4 апрель 2016
Статья 13 из 16 ( Материал id: 489 Журнал id: 106249 )
Страница № 44

Как не стать продавцом контрафактного товара на территории Республики Беларусь: разбираем судебное решение

Ситуация

Польская фирма «S» (нерезидент), являющаяся обладателем прав на товарный знак «SVS» на территории Республики Беларусь, обнаружила, что в Беларусь завезены и предлагаются к продаже товары, обозначенные товарным знаком «SVS». Польская фирма выставила претензию импортеру – белорусскому ООО «В» (резидент) с требованием прекратить ввоз и продажу данного товара, а также заплатить штраф в размере 13 млн. руб.

В ответе на претензию ООО «В» указало, что товар был приобретен у российской компании, являющейся официальным дилером польской фирмы «S», поэтому никакого нарушения прав на товарный знак допущено не было.

 

С целью защитить нарушенное исключительное право на товарный знак и пресечь продажу контрафактного товара на территории Республики Беларусь фирма «S» обратилась с исковым заявлением о прекращении нарушения прав владельца на товарный знак в судебную коллегию по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь.

Рассмотрим, какие аргументы приводила каждая из сторон и какое решение принял суд.

 

Позиция истца

 

Польская фирма «S» указала в исковом заявлении, что она является владельцем товарного знака «SVS», исключительное право на использование которого на территории Республики Беларусь принадлежит ей на основании международной регистрации по Международной классификации товаров и услуг (МКТУ), что подтверждается соответствующим свидетельством. Истец считает, что ответчик (белорусское ООО «В») нарушил его права тем, что без разрешения и согласия владельца товарного знака ввозил на территорию Республики Беларусь товары, обозначенные товарным знаком «SVS», предлагал их к продаже и продавал.

В связи с этим истец потребовал прекратить рекламу и продажу данного товара в Республике Беларусь ответчиком, а также выплатить штраф в размере 13 млн. руб.

 

Справочно:

порядок обращения за регистрацией товарного знака в Республике Беларусь регулируется:

Законом Республики Беларусь от 05.02.1993 № 2181-XII «О товарных знаках и знаках обслуживания» (далее – Закон о товарных знаках);

Положением о порядке регистрации товарного знака и знака обслуживания, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28.12.2009 № 1719 (далее – Положение № 1719).

 

Позиция ответчика

 

Представители ответчиков иск не признали в полном объеме, пояснив, что товар, обозначенный товарным знаком «SVS», был ввезен на территорию Республики Беларусь на основании договора поставки, заключенного с российской компанией, являющейся официальным дилером производителя товара «SVS». Таким образом, товар введен в гражданский оборот на территории Республики Беларусь с согласия владельца товарного знака «SVS», поэтому истец не вправе запретить использование указанного товарного знака, в связи с чем, по мнению представителей ответчиков, исковые требования удовлетворению не подлежат.

Представитель ООО «В» также указал, что после получения претензии они добровольно прекратили продажу данного товара, а добровольное прекращение нарушения исключительного права к моменту разрешения спора также является основанием к отказу в иске.

 

Решение суда

 

Несмотря на вполне обоснованные аргументы ответчика и на признание некоторых доводов истца незаконными, судебная коллегия исковые требования польской фирмы «S» удовлетворила в полном объеме на основании ст. 1019 ГК и п. 3 ст. 3, п. 2 ст. 29 Закона о товарных знаках.

 

Документ:

Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК).

 

Рассмотрим, как аргументировал суд свое решение.

 

1. В чем суд усмотрел нарушение прав

Истец представил суду доказательства того, что на момент судебного разбирательства он был обладателем прав на товарный знак «SVS» на территории Беларуси, а именно сведения Международного бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности и письмо ГУ «Национальный центр интеллектуальной собственности».

Ответчик представил суду сведения о приобретении товара у российского правообладателя товарного знака «SVS», однако не предъявил никаких доказательств того, что получил право на распространение данного товара на территории Республики Беларусь. Приобретение товара как материального объекта у правообладателя торгового знака на территории одной страны не дает возможности распространять этот товар под данным торговым знаком на территории другой страны. Поэтому суд и усмотрел нарушение исключительного права в действиях ответчика, а именно в том, что ООО «В» без разрешения польской фирмы «S» как владельца товарного знака в течение 8 месяцев предлагало к продаже, продавало и хранило с этой целью товар, обозначенный товарным знаком «SVS».

 

Комментарий

Владелец товарного знака с учетом положений ст. 1019 ГК имеет исключительное право использовать товарный знак и распоряжаться им, а также право запрещать использование товарного знака другим лицам.

Соответственно без разрешения владельца товарного знака, на который выдано соответствующее свидетельство, никто не может его использовать. Использование товарного или коллективного знака иным лицом без разрешения в предусмотренных законом случаях его обладателя также будет являться незаконным использованием объекта права промышленной собственности.

 

Справочно:

контрафактные товары – это товары, этикетки, упаковки товаров, в отношении которых (на которых) незаконно применены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение (п. 1-1 ст. 29 Закона о товарных знаках).

2. Какие аргументы суд признал необоснованными

Довод представителя истца о том, что ответчики продолжают нарушать право истца, так как осуществляют хранение нереализованного товара, суд признал не основанным на законе, поскольку было установлено, что с момента получения ответчиком претензии он прекратил предлагать к продаже, продавать и хранить с этой целью товар, обозначенный товарным знаком «SVS». Хранение же товара без цели введения его в гражданский оборот на территории Республики Беларусь нельзя расценивать как нарушение права истца, предусмотренного п. 3 ст. 3 Закона о товарных знаках.

Вместе с тем и доводы ответчика о том, что в иске должно быть отказано в связи с добровольным прекращением им нарушений суд признал необоснованными. Суд посчитал, что хранение ООО «В» закупленного и нереализованного товара в количестве более 1 тыс. единиц (что подтверждалось документами) создает в будущем угрозу нарушения ответчиком права истца как владельца товарного знака. В связи с этим суд и принял решение о наложении запрета на предложение к продаже, саму продажу и хранение с этой целью товаров, обозначенных товарным знаком «SVS», без разрешения правообладателя.

 

Комментарий

Нарушением права владельца товарного знака или знака обслуживания признаются: несанкционированные изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение в гражданский оборот или хранение с этой целью знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров, а также неоднородных товаров, обозначенных знаком, признанным общеизвестным в Республике Беларусь (п. 3 ст. 3 Закона о товарных знаках). Соответственно иные формы или иные цели использования или распоряжение товарами нарушением не являются.

При этом каждое несанкционированное использование товарного знака или знака обслуживания с целью введения знака или товара, обозначенного этим знаком, в гражданский оборот является нарушением права владельца знака, влекущим самостоятельную ответственность (п. 9 постановления № 9).

Таким образом, требование о запрете любых действий из перечисленных является способом защиты прав на товарный знак со стороны правообладателя (ст. 11 ГК).

 

Документ:

постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2005 № 9 «О некоторых вопросах применения законодательства при рассмотрении гражданских дел, связанных с защитой права на товарный знак и знак обслуживания» (далее – постановление № 9).

3. Применяемые меры ответственности

Истец потребовал не только наложения запрета на предложение к продаже, продажу и хранение с целью продажи ответчиком товара, обозначенного торговой маркой «SVS», но и выплаты денежной суммы в размере 13 млн. руб.

Количество незаконно проданного товара и его стоимость были документально подтверждены истцом. Правовым основанием требовать выплаты денежной суммы пострадавшему правообладателю является п. 2 ст. 29 Закона о товарных знаках, который предусматривает наложение штрафа в пользу потерпевшей стороны в размере стоимости товара, в отношении которого был незаконно применен товарный знак. Таким образом, требование истца о денежной выплате было вполне законным и обоснованным. В связи с этим суд удовлетворил это требование.

 

Комментарий

Нарушение предусмотренных ст. 3 Закона о товарных знаках исключительных прав владельца товарного знака влечет за собой гражданскую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Гражданская ответственность состоит в выплате денежных компенсаций за допущенные нарушения прав. Кроме указанного штрафа истец мог потребовать применения к ответчику таких мер, как возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсации морального вреда (ст. 11 ГК), а также изъятие материальных объектов, с помощью которых нарушены исключительные права (ст. 989 ГК).

Административная ответственность за незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности, к которым относится и право на товарный знак, наказываются по ст. 9.21 КоАП в виде штрафа на юридическое лицо до 300 базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации.

Уголовная ответственность за умышленное использование индивидуальным предпринимателем или должностным лицом юридического лица товарного знака (знака обслуживания) предусмотрена ст. 248 УК. Такие действия наказываются штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или исправительными работами на срок до 2 лет, или арестом на срок до 3 месяцев, или ограничением свободы на срок до 2 лет.

 

Документ:

Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП).

 

Документ:

Уголовный Кодекс Республики Беларусь (далее – УК).

 

Как видим, в нашем случае правообладатель весьма мягко поступил с нарушителем его прав и использовал далеко не самые жесткие меры ответственности. Польская фирма применила только минимально необходимые предупредительные меры и потребовала применения минимальной ответственности. Хотим обратить внимание на добросовестность ответчика после получения претензии: он сразу же прекратил действия, которые польская фирма сочла незаконными. Считаем, что последовавшие затем минимальные требования истца были следствием поведения ответчика. Хотим еще раз акцентировать внимание на действиях сторон данного спора как примере максимально корректного поведения в правовом споре.

 

Маргарита Полевая, юрист

Печать
В закладки
AA
Наверх

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.