3 июнь 2014
Статья 3 из 10 ( Материал id: 35 Журнал id: 105787 )

Условия дистрибьюторского договора, подпадающие под запрет: сравнение норм двух законов об антимонопольной деятельности

В международной коммерческой практике заключение дистрибьюторских соглашений – довольно распространенное явление.

Белорусское гражданское законодательство исходит из принципа свободы договора: субъекты хозяйствования могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом (подп. 1 п. 1 ст. 7 ГК), а также договор, в котором содержатся элементы различных договоров (п. 2 ст. 391 ГК). Поэтому, несмотря на то, что в ГК не предусмотрен такой вид обязательств, как дистрибьюторские соглашения, их заключение и исполнение допускается в той мере, в которой они не противоречат императивным нормам гражданского законодательства.

Документ:

Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК).

Традиционно дистрибьюторский договор содержит нормы об эксклюзивности продаж или предоставлении исключительного права на продажи. Их смысл заключается в запрете заключать сторонам аналогичные сделки с иными контрагентами. Данное ограничение применимо как к дистрибьюторам, так и к поставщикам.

По соглашению о предоставлении исключительного права поставщик предоставляет дистрибьютору исключительное право на размещение и продажу согласованных товаров (договорных товаров) на определенной территории (договорной территории), а дистрибьютор принимает на себя обязательство закупать договорные товары исключительно у экспортера, с которым заключается соглашение. Исключительность может касаться товаров, географической территории и потребителей*.

Справочно:

Международной торговой палатой в 1993 г. разработана форма типового дистрибьюторского контракта (публикация МТП № 518), а также Руководство по составлению международных дистрибьюторских соглашений (публикация МТП № 441 (Е)).

Обычно в договорах это условие формулируется примерно так:

«Статья N. В течение срока действия настоящего договора Дистрибьютор не имеет права передавать другому лицу или предприятию в пределах Территории права на предоставление или продажу указанных в настоящем договоре товаров. Дистрибьютор также не продает товары потребителям, расположенным на Территории, за исключением случаев, оговоренных в ст. NN настоящего договора».

Очевидно, что при таких условиях договорные нормы об эксклюзивности противоречат нормам антимонопольного законодательства. Рассмотрим суть этих противоречий и юридические последствия включения в дистрибьюторский договор неправомерных условий.

Справочно:

Закон Республики Беларусь от 10.12.1992 № 2034-XІІ «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» (далее – Антимонопольный закон 1992 г.) действует до 1 июля 2014 г. С указанной даты вступит в силу Закон Республики Беларусь от 12.12.2013 № 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» (далее – Антимонопольный закон 2013 г.).

Основания запрета

В табл. 1 в сравнительной форме представлены ситуации, возникшие или которые могут возникнуть вследствие действий, подлежащих запрету как ограничивающие конкуренцию на рынке.

Таблица 1

Антимонопольный закон 1992 г.

Антимонопольный закон 2013 г.

Раздел товарного рынка по территориальному принципу; по видам, объемам сделок; по видам, объемам товаров и их ценам; по кругу потребителей (абзац второй п. 1 ст. 6)

 

Раздел товарного рынка по территориальному принципу, объемам сделок, видам, объемам, ассортименту товаров и их ценам (тарифам), кругу продавцов либо потребителей (подп. 1.1 п. 1 ст. 13)

Исключение или ограничение доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов (абзац третий п. 1 ст. 6)

Исключение или ограничение доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов (подп. 1.2 п. 1 ст. 13)

Необоснованное ограничение производства товаров, а также подконтрольность реализации товаров на товарном рынке (абзац пятый п. 1 ст. 6)

Экономически или технологически не обоснованное сокращение и (или) прекращение производства товаров (подп. 1.5 п. 1 ст. 13)

 

Отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками) (абзац седьмой п. 1 ст. 6)

Экономически или технологически не обоснованный отказ от заключения договоров с определенными продавцами или потребителями (подп. 1.6 п. 1 ст. 13)

 

Обязательство потребителя не продавать товар хозяйствующего субъекта, являющегося конкурентом продавца. Такой запрет не распространяется на соглашения об организации потребителем продажи товаров под товарным знаком либо иным средством индивидуализации продавца или производителя (подп. 3.2 п. 3 ст.13)

Иные последствия, которые устраняют или могут ограничивать конкуренцию, препятствуют ее установлению или развитию (могут повлечь устранение, ограничение конкуренции или воспрепятствовать ее установлению или развитию) (абзац восьмой п. 1 ст. 6)

 

Комментарий и рекомендации

Как видим, основные факторы, ограничивающие конкуренцию на рынке, одни и те же, но формулировки нового Антимонопольного закона 2013 г. более четкие и исчерпывающие.

Раздел товарного рынка. Товарным рынком считается вся территория Республики Беларусь (подп. 1.21 п. 1 ст. 1 Антимонопольного закона 1992 г.). Поэтому не соответствующими закону будут признаны условия дистрибьюторского договора, предусматривающие деятельность нескольких дистрибьюторов, каждый из которых действует на территории более узкой, чем территория Республики Беларусь. На наш взгляд, обязательным последствием такого «раздела» для квалификации его в качестве правонарушения должна быть искусственно созданная невозможность для покупателей приобрести товар за пределами указанных в договоре территорий.

В любом случае рекомендуем субъектам хозяйствования избегать формулировок условий договоров, разделяющих рынок соответствующего товара на отдельные территории.

Исключение или ограничение доступа на товарный рынок. Обычно принцип эксклюзивности в дистрибьюторском договоре как раз и направлен на то, чтобы конкретный товар на определенном рынке распространялся определенным продавцом, а не каждым желающим субъектом хозяйствования. От этого зависит обеспечение и увеличение дистрибьютором установленных договором объемов продаж и, как следствие, увеличение собственных доходов. В договоре трудно сформулировать принцип эксклюзивности так, чтобы он, с одной стороны, обеспечивал эти цели, а с другой – не противоречил нормам антимонопольного законодательства.

Рекомендации в этом случае могут быть следующие:

– не включать в договор принцип эксклюзивности для дистрибьюторов, реализующих свои товары, работы или услуги на условиях публичного договора;

– в остальных договорах не расшифровывать подробно все ограничения в отношении конкурирующих субъектов хозяйствования, если дистрибьютор не монопольный. Так, собственно, и сформулировано это условие в Типовом дистрибьюторском контракте МТП (п. 1.1 ст. 1). Статью 15 Типового дистрибьюторского контракта МТП при этом в дистрибьюторский договор не вносить.

Ограничение производства товара. Формулировка этого последствия в новом Антимонопольном законе 2013 г. не будет создавать проблем дистрибьюторам, так как сокращение или прекращение производства того или иного товара будет считаться правомерным при наличии экономического или технологического обоснования. Чтобы не нарушить данную норму, достаточно включить соответствующие оговорки об обязательном экономическом или технологическом обосновании сокращения или ограничения производства товара в дистрибьюторский договор.

Эти же правила следует соблюдать и при внесении в дистрибьюторский контракт условий об отказе от заключения договоров с определенными продавцами или потребителями.

Запрет заключать соглашения, содержащие обязательство потребителя не продавать товар хозяйствующего субъекта, являющегося конкурентом продавца, является новым последствием, которого не было в Антимонопольном законе 1992 г. Но, по сути, он проистекает из нормы об исключении или ограничении доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов (абзац третий п. 1 ст. 6 Антимонопольного закона 1992 г.).

В этом случае мы рекомендуем при внесении подобного ограничения в дистрибьюторский договор проследить, присутствуют ли на рынке аналогичные товары или товары, служащие заменой. Если присутствуют, то, по нашему мнению, включение такого ограничения не будет нарушать нормы антимонопольного закона, так как не создаются условия для невозможности приобретения конечными покупателями товара с аналогичными характеристиками.

Иные последствия. Большим преимуществом Антимонопольного закона 2013 г. является закрепление закрытого перечня действий, препятствующих конкуренции, в ст. 13. По правилам ст. 6 Антимонопольного закона 1992 г. к таким действиям можно отнести любые другие действия, которые не только препятствуют, но и могут препятствовать, ограничивать конкуренцию, препятствовать ее установлению или развитию. Очевидно, что такое расширение предоставляет возможности для субъективных толкований и злоупотреблений контролирующих органов.

Что запрещено

Действия или соглашения, которые запрещаются как ограничивающие конкуренцию на рынке, представлены в табл. 2.

Таблица 2

Антимонопольный закон 1992 г.

Антимонопольный закон 2013 г.

Запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными вступление в объединения или их создание (существование), заключение и осуществление в любой форме соглашений (согласованных действий) между хозяйствующими субъектами, договоренность осуществлять или осуществление других видов координированной деятельности, если это имеет целью или результатом (может иметь своим результатом)… (последствия перечислены в абзацах втором – восьмом ст. 6)

 

Запрещаются соглашения, согласованные действия хозяйствующих субъектов, за исключением вертикальных соглашений, допустимых в соответствии с пунктом 2 статьи 14 настоящего Закона, если установлено, что такие соглашения, согласованные действия приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, в том числе соглашения, согласованные действия между конкурентами, действующими на одном товарном рынке, которые имеют или могут иметь своим результатом… (последствия перечислены в подп. 1.1 – 1.6 п. 1 ст. 13)

 

Комментарий

Как видим, в отношении рассмотренных выше последствий установлен прямой запрет совершать действия и заключать соглашения.

Что в данном случае понимать под действиями, согласованными действиями или соглашениями? Позиция законодателя по этому вопросу стала более четкой.

В Антимонопольном законе 1992 г. не даны определения указанным терминам, поэтому обычно понятие соглашения или объединения бралось из гражданского законодательства, что не является правильным. В новом Антимонопольном законе 2013 г. такие определения установлены именно для целей антимонопольного законодательства, что устраняет всевозможные «расширительные толкования».

Итак, соглашением в смысле Антимонопольного закона 2013 г. считается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме (подп. 1.19 п. 1 ст. 1). Обращаем внимание: это не определение договора в смысле гражданского законодательства, так как оно содержит указание на иные документы, кроме договора. Таким образом, последствия, установленные ст. 6 Антимонопольного закона 1992 г. (или ст. 13 Антимонопольного закона 2013 г.), могут следовать и из других документов, подписанных сторонами дистрибьюторского договора в развитие этого договора или, наоборот, предшествующих подписанию этого договора. На это необходимо обращать внимание.

Антимонопольный закон 2013 г. также различает вертикальные и горизонтальные соглашения.

Вертикальное соглашение – соглашение между хозяйствующими субъектами, не являющимися конкурентами, один из которых приобретает товар или является его потенциальным потребителем, а другой предоставляет товар или является его потенциальным продавцом (подп. 1.1 п. 1 ст. 13 Антимонопольного закона 2013 г.). Такое деление имеет существенное значение, так как в ряде случаев вертикальные соглашения, даже если они приводят к рассмотренным выше последствиям, выводятся из-под запретов ст. 13 и 14 Антимонопольного закона 2013 г.

Считаем, что к вертикальным соглашениям относятся договоры франчайзинга, лицензионные договоры, концессионные соглашения, и даже договор комиссии.

Согласованными действиями хозяйствующих субъектов, запрещенными в соответствии с п. 1 ст. 13 Антимонопольного закона 2013 г., являются следующие действия хозяйствующих субъектов:

1) если они заранее известны каждому из них;

2) если результат таких действий соответствует интересам каждого из таких хозяйствующих субъектов;

3) действия каждого из указанных хозяйствующих субъектов вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов, участвующих в согласованных действиях, и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке.

Такими обстоятельствами могут быть изменение регулируемых цен (тарифов), изменение цен на сырье, используемое для производства товара, изменение цен на товар на мировых товарных рынках, существенное изменение спроса на товар в течение не менее 1 года или в течение срока существования соответствующего товарного рынка, если такой срок составляет менее 1 года, и иные обстоятельства (п. 2 ст. 13 Антимонопольного закона 2013 г.).

Обращаем внимание: в формулировке указанной нормы есть слова «действия… удовлетворяющие в совокупности следующим условиям». Это прямое указание на то, что при квалификации согласованных действий субъектов, подпадающих под запрет, важно наличие всех перечисленных признаков.

 

Последствия включения в договор условий, нарушающих запрет

 

Согласно Антимонопольному закону 1992 г. юридическим последствием нарушения запрета является признание недействительным такого соглашения. Сделка, не соответствующая законодательству, ничтожна (ст. 169 ГК). Таким образом, дистрибьюторский договор, условия которого приводят к последствиям, перечисленным в табл. 1, будет считаться ничтожным, т.е. недействительным с самого начала его совершения. Стороны такого соглашения должны вернуть все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в т.ч. тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возместить его стоимость в деньгах (п. 2 ст. 168 ГК).

Обращаем внимание: в новом Антимонопольном законе 2013 г. нет слов «в установленном порядке признаются недействительными». Логично предположить, что за нарушения соответствующих норм Антимонопольного закона 2013 г. будет следовать в первую очередь административная ответственность, применение которой не влияет на действительность договора. Обращаться ли в гражданский суд за признанием дистрибьюторского договора недействительным на основании ст. 169 ГК, стороны могут решать по своему усмотрению.

 

Юлия Кудрявец, юрист

 

 

* Рекомендации Международной торговой палаты для дистрибьюторских контрактов / Вилкова, Н.Г. Договорное право в международном обороте / Н.Г. Вилкова. – М.: Статут, 2004. — Гл. 5.11.

Печать
В закладки
AA
Наверх

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.