12 декабрь 2015
Статья 14 из 18 ( Материал id: 391 Журнал id: 106153 )
Страница № 41

Ограничения использования произведения, находящегося в месте, открытом для свободного посещения

Лицо, правомерно владеющее исключительными правами на произведение, всегда может пресечь использование этого произведения другими лицами. Закон содержит правила, разрешающие без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения пользоваться произведением, если оно расположено в так называемом публичном месте. Рассмотрим судебную практику по такой ситуации.

 

Ситуация

Художник К. является автором и обладателем исключительных прав на картину «Весна в городе», которая находится в холле областной библиотеки. Картина была написана по заказу КУП «С» и в 2012 г. передана последнему по акту сдачи-приемки выполненных работ. Имущественные авторские права на данное произведение заказчику не передавались.

Частной организацией ООО «Б» в 2014 г. была издана и выпущена в розничную продажу на территории Республики Беларусь записная книжка – органайзер, на обложке которой без согласия художника было размещено изображение указанной картины.

К. подал иск в суд на ООО «Б» с требованием выплатить ему компенсацию за использование авторского произведения без согласия автора в размере 30 млн. бел. руб., а также взыскать судебные расходы по уплате государственной пошлины. При этом К. даже не ставил под сомнение тот факт, что его авторские права, а именно права на воспроизведение и распространение произведения, были нарушены ООО «Б».

 

Документ:

Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК).

 

Справочно:

произведение изобразительного искусства относится к объектам интеллектуальной собственности и охраняется авторским правом (ст. 980, 991 ГК).

 

Судебное дело

 

Суд начал выяснять, следует ли считать такое использование произведения без согласия автора незаконным.

Ответчик (ООО «Б») не признал исковых требований, заявив, что картина была создана по заказу и за счет средств государственной организации – КУП «С» передана в собственность заказчика, в связи с чем истец (художник К.) утратил исключительные права на произведение. Картина вывешена для всеобщего обозрения в публичном месте – холле областной библиотеки, поэтому каждый желающий может сделать фотографии изображения. Кроме того, увидеть изображение картины можно также в Интернете. На обложке записной книжки – органайзера картина не является основным объектом воспроизведения, поэтому она могла быть использована без согласия правообладателя.

Что касается коммерческого использования авторского произведения без согласия правообладателя, то целью записной книжки – органайзера является не демонстрация изображений, как календарей или открыток, а иные функции, поэтому помещение какого-либо изображения на обложку органайзера нельзя считать коммерческим использованием произведения.

Решением Судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь иск был удовлетворен частично: суд признал исковые требования истца правомерными, но уменьшил размер компенсации.

Рассмотрим, по каким критериям суд оценивал правомерность требований и истца.

 

Кто владеет исключительными правами на заказанное произведение?

 

Вопрос оказался спорным, так как обычно права на произведение, созданное по заказу и за счет заказчика, передаются этому заказчику. В рассматриваемом деле художник К. и КУП «С» заключили договор, по которому картина была создана и передана заказчику в установленный срок, а заказчик надлежащим образом за нее расплатился. Картина была вывешена в определенном договором месте, открытом для свободного посещения, для чего изначально и создавалась. Вместе с тем суд установил, что в договоре не содержится условий о переходе исключительных авторских прав на созданное К. произведение заказчику КУП «С». Самостоятельные договоры о передаче исключительных прав стороны также не заключали.

Законодательством Республики Беларусь не предусмотрен автоматический переход исключительных прав на использование созданных по заказу произведений заказчику. Другими словами, если в авторском договоре стороны прямо не предусмотрели передачу конкретных исключительных прав (с указанием каких) от автора к заказчику, то они останутся у автора. Передача права собственности на материальный объект или права владения этим объектом сама по себе не влечет передачи каких-либо авторских прав на произведение.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что истец как автор произведений является обладателем исключительных авторских прав на указанную картину.

 

Справочно:

исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации существует независимо от права собственности на материальный объект, в котором такой результат или средство индивидуализации выражены (ст. 987 ГК).

 

Можно ли свободно использовать авторское произведение?

 

Оказывается, можно, но при соблюдении условий, установленных законодательством. Произведение изобразительного искусства, каковым является спорная картина «Весна в городе», может быть воспроизведено, передано в эфир или по кабелю, а также сообщено для всеобщего сведения иным образом в случае, если оно постоянно находится в месте, открытом для свободного посещения (п. 7 ст. 32 Закона об авторском праве). Однако при этом обязательными условиями являются:

1) изображение данного произведения не должно являться основным объектом воспроизведения;

2) оно не должно использоваться в коммерческих целях.

 

Документ:

Закон Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее – Закон об авторском праве).

 

Судом в ходе судебного разбирательства по делу было установлено, что первоначально работники ООО «Б» нашли изображение картины в Интернете, затем сфотографировали его уже в месте, где оно находилось, и разместили в базе изображений организации. Спустя полгода это изображение было взято из базы дизайнером ООО «Б» для оформления обложки записной книжки – органайзера. Кроме данного изображения, в записной книжке были помещены календарь, различная справочная информация, информация об организациях области и рекламная информация.

Однако при осмотре в ходе судебного разбирательства этих фотографий суд признал, что даже без специальных познаний усматривается, что изображение картины является основным объектом воспроизведения на данных снимках, так как оно занимает весь кадр.

Доводы ответчика о том, что изображение указанной картины не является основным объектом воспроизведения по отношению ко всем материалам, опубликованным в записной книжке – органайзере, так как занимает в нем незначительное место среди других словесных и изобразительных элементов, суд признал несостоятельными. Суд определил, что изображение картины не является фоном для размещенной в записной книжке – органайзере информации, оно расположено отдельно от других словесных и изобразительных элементов и находится на самой обложке, поэтому сразу же воспринимается потребителем. Более того, впечатление от записной книжки – органайзера как товара у потребителя формирует именно данное изображение.

Таким образом, суд посчитал изображение картины основным объектом воспроизведения.

Также суд не согласился с доводами ответчика и о том, что изображение не использовалось в коммерческих целях.

По делу установлено, что на основании устава и лицензии ответчик осуществляет коммерческую деятельность – издательскую и полиграфическую деятельность, а также розничную торговлю. Записная книжка – органайзер издавалась для ее дальнейшего распространения посредством продажи, т.е. в коммерческих целях.

Учитывая, что изображение являлось основным объектом воспроизведения в записной книжке – органайзере и были использованы ответчиком в коммерческих целях, суд признал их доводы несостоятельными и не основанными на положениях п. 7 ст. 32 Закона об авторском праве.

 

Справочно:

использованием произведения признаются: воспроизведение; распространение оригинала или экземпляров произведения посредством продажи или иной передачи права собственности; прокат; импорт; публичный показ; публичное исполнение; передача в эфир; передача по кабелю; иное сообщение произведения для всеобщего сведения; перевод на другой язык; переработка для создания производного произведения; иные возможные способы использования произведения (п. 2 ст. 16 Закона об авторском праве).

 

На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что ответчик своими действиями по опубликованию изображения картины «Весна в городе» на обложке записной книжки – органайзера без согласия истца как автора и обладателя исключительных прав на нее и реализации посредством продажи экземпляров данной записной книжки через розничную сеть нарушил исключительные права истца К. на воспроизведение и распространение произведений.

Вместе с тем суд посчитал требуемую истцом денежную компенсацию завышенной, поскольку ее размер не соответствовал доходам ответчика, связанным с реализацией записной книжки – органайзера, связи с чем уменьшил взыскиваемую сумму.

Таким образом, мы видим, что далеко не всякое использование изображения, например, картины, скульптуры или фотографии, находящейся в месте, открытом для всеобщего посещения, может осуществляться без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения. Иными словами, можно публиковать свои фотографии на фоне, скажем, скульптуры Петра I в Москве, так как здесь она будет только фоном, но нельзя использовать изображение только самой скульптуры, так как она перестает быть фоном и становится основным объектом воспроизведения. Также можно показывать по телевидению экспонируемые на выставке объекты и произведения, но нельзя делать на их основе буклеты или иные рекламные материалы, пусть даже распространяемые безвозмездно.

 

Является ли сеть Интернет местом, открытым для свободного посещения?

 

В связи с рассмотренным делом такой вопрос возникает неизбежно. К сожалению, однозначного ответа на него законодатель не дает. В связи с этим считаем интересным обратиться к российской судебной практике.

       

За и против

 

Российские суды по данному вопросу принимали противоречивые решения. Так, например, по делу блогера Д., подавшего иск об устранении нарушения его исключительных прав, выразившегося в размещении администрацией сайта «Н» фотографии истца без разрешения последнего, суд отказал в иске (дело № А40-115248/12). Фотографию администратор сайта «Н» взял на страничке самого Д., открытой для неограниченного доступа всех желающих, при этом указал имя автора и источник заимствования. Суд, отказав истцу, тем самым признал такую страничку местом, открытым для свободного посещения. В данном случае суд основывался на норме российского гражданского законодательства, аналогичной нашей и допускающей свободное использование изображений (в т.ч. фотографий), находящихся в местах, открытых для свободного посещения (п. 1 ст. 1276 ГК РФ).

 

Документ:

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ).

 

К такому же выводу о правомерном использовании фотографий суд пришел в споре об отмене регистрации кандидата на выборах, где заявители ссылались на неисполнение кандидатом требования об обязательном соблюдении норм законодательства об интеллектуальной собственности в агитационных материалах (дело № 33-20552/2014).

Вместе с тем параллельно существовала судебная практика, согласно которой Интернет не признавался местом, открытым для свободного посещения (дело № 84-КГ15-1 от 19.05.2015; № 84-КГ15-4 от 26.05.2015).

Точку поставил Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре судебной практики от 23.09.2015.

Верховный Суд РФ посчитал, что ст. 1276 ГК РФ по своему смыслу действительно ориентирована не на Интернет, а на публичные места (улицы, постоянные выставки, музеи): в п. 1 ст. 1276 ГК РФ речь идет о фотографиях и произведениях изобразительного искусства, а в п. 2 ст. 1276 ГК РФ – о произведениях архитектуры, градостроительства, садово-паркового искусства. То есть законодатель подразумевает, что свободное использование произведений архитектуры и искусства ориентировано как раз на случаи их расположения в публичных местах. Разъясняя норму ГК РФ, Верховный Суд посчитал, что «место, открытое для свободного посещения» обычно упоминается наряду с «местом, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи». Делая такое разделение, законодатель явно имел в виду «физические» места (здания, улицы, помещения, квартиры), а не «виртуальные».

Таким образом, Верховный Суд РФ пришел к выводу о том, что Интернет является общедоступной сетью, однако применять к нему те же правила, что и к месту, открытому для свободного посещения, некорректно: содержащиеся в ГК РФ специфические правила для такого места явно не рассчитаны на их применение к интернет-отношениям.

 

Павел Булойчик, юрист

Печать
В закладки
AA
Наверх

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.