4 апрель 2015

Содержание

Статья 21 из 21 ( Материал id: 237 Журнал id: 105986 )
Страница № 61

Новые организационно-правовые формы юридических лиц в России: что изменилось в работе белорусских организаций с российскими?

В Российской Федерации в последние годы происходит глобальная реформа гражданского права, затрагивающая основополагающие институты, к которым относятся и юридические лица. В частности, Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (далее – Закон № 99-ФЗ) ввел в российское право корпоративные и унитарные юридические лица. Рассмотрим, насколько эти новые формы отличаются от привычных нам классификаций и как это теперь может отразиться на нашей работе с российскими партнерами.

Отличия корпораций от унитарных юридических лиц

С 1 сентября 2014 г. благодаря Закону № 99-ФЗ все юридические лица, подъюрисдикционные праву Российской Федерации, делятся на корпоративные юридические лица (корпорации) и унитарные юридические лица.

Первые из них – корпоративные – характеризуются 2 базовыми чертами:

во-первых, наличием права участия (членства) в них, а в силу этого наличия у участников и особых корпоративных (членских) прав и обязанностей в отношении созданного юридического лица;

во-вторых, тем, что именно участники формируют высшие органы управления корпоративного юридического лица.

Для унитарных юридических лиц главной отличительной чертой является «непреобразование учредителя унитарного юридического лица в его участника» и вследствие этого неприобретение указанным лицом права членства в соответствующем юридическом лице.

Таким образом, в хозяйственных отношениях с унитарным юридическим лицом мы должны учитывать наличие «самостоятельных» интересов не только у самой организации как субъекта, но и у ее учредителей, а в отношениях с корпоративными субъектами мы всегда рассматриваем корпорацию как целое без учета какой-либо «самостоятельности» интересов ее учредителей.

Справочно:

перенося указанное выше деление юридических лиц по праву Российской Федерации на ситуацию в Республике Беларусь, можем утверждать, что такая классификация юридических лиц возможна и даже будет желательна и для права Республики Беларусь. Действующие нормативные правовые акты, определяющие существо отдельных организационно-правовых форм белорусских юридических лиц, вполне позволили бы это сделать.

В случае введения указанной классификации юридических лиц в белорусское законодательство можно будет говорить о появлении в отечественном праве особых корпоративных отношений, а в рамках таких отношений – выделять особые корпоративные права (и обязанности) между этими лицами и их участниками (членами), которые как по своей правовой природе, так и по своей законодательной регламентации будут отличаться от обязательственных правоотношений, в частности, основанных на сделках.

Корпорации (причем не только в праве Российской Федерации, но и в любой правовой системе, где они присутствуют) характеризуются тем, что гражданско-правовые отношения между такими юридическими лицами и их участниками возникают и существуют именно «внутри» соответствующего юридического лица.

Унитарные же юридические лица определяются тем, что отношения между их учредителями и юридическими лицами – «внешние». Другими словами, это отношения между самостоятельными участникам гражданского оборота, определяемые с помощью не только и не столько института «юридические лица», сколько с помощью иных гражданско-правовых институтов, в частности института «сделки».

Таким образом, между участниками корпораций и самими корпорациями при реализации прав участников не наблюдается совершение гражданско-правовых сделок в понимании данного явления гражданским законодательством, а между учредителем унитарного юридического лица и самим юридическим лицом в рамках реализации прав учредителя по отношению к юридическому лицу может иметь место совершение гражданско-правовых сделок.

Справочно:

наше утверждение не означает, что в рамках корпорации совсем не могут совершаться сделки. Так, Закон № 99-ФЗ (ст. 67.2) применительно к корпорациям ввел понятие «корпоративный договор» – это договор между всеми или некоторыми участниками хозяйственного общества об осуществлении такими участниками корпоративных (членских) прав, в соответствии с которым они обязуются осуществлять эти права определенным образом или воздерживаться (отказываться) от их осуществления.

Проект изменений в белорусский Закон о хозяйственных обществах, который в настоящее время находится на рассмотрении, также предусматривает возможность заключения между акционерами акционерных соглашений, а между участниками ООО (ОДО) – договоров о реализации прав участников общества. Однако действующее законодательство Беларуси не закрепляет возможность заключения каких-либо договоров между участниками (членами) юридических лиц по поводу участия в таких лицах, если только в качестве указанных договоров не рассматривать договоры о создании юридических лиц и учредительные договоры юридических лиц. Но последние, по нашему мнению, не могут относиться к рассматриваемым нами договорам, так как первые из них действуют лишь до момента учреждения юридического лица, а вторые представляют собой разновидность учредительных документов юридического лица, а не договоров.

Документ:

Закон Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон о хозяйственных обществах).

Таким образом, введение в правовую систему Республики Беларусь новой классификации юридических лиц (корпоративные и унитарные) позволит исключить в рамках правоприменительной и судебной практики некорректность, связанную с применением к корпоративным решениям обязательственных норм.

Права и обязанности участников корпорации

Участники корпорации согласно ГК Российской Федерации вправе:

– участвовать в управлении ее делами, в получении информации о ее деятельности;

– знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией;

– обжаловать решения органов корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия;

– требовать, действуя от имени корпорации, возмещения причиненных ей убытков;

– оспаривать, действуя от имени корпорации, совершенные ею сделки и требовать применения последствий их недействительности, а также применения последствий недействительности ничтожных сделок корпорации;

– иметь иные права, предусмотренные законом и учредительными документами корпорации.

У участников корпораций есть не только права, но и обязанности. Так, участник корпорации должен:

– участвовать в образовании ее имущества;

– не разглашать конфиденциальную информацию о ее деятельности;

– участвовать в принятии корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность;

– не совершать действия, заведомо направленные на причинение вреда корпорации;

– не совершать действия (бездействие) которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создана корпорация.

Документ:

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК Российской Федерации).

Как видим, что российский законодатель подошел гораздо более скрупулезно к существу прав и обязанностей участника корпорации, по сравнению с подходом белорусского законодателя, например, к правам и обязанностям участников хозяйственных обществ. В российском гражданском праве закреплена возможность участников корпорации не только обжаловать от собственного имени решения органов корпорации (что в белорусском праве предоставлено лишь участникам хозяйственных обществ в отношении решений общего собрания участников), но и выступать от имени корпорации в случае причинения ей убытков либо совершения от имени корпорации сделок ее органами управления с превышением полномочий, установленных (ограниченных) учредительными документами корпорации.

Справочно:

согласно готовящимся изменениям в Закон о хозяйственных обществах их участникам будет предоставлено также право обжаловать решения совета директоров (наблюдательного совета), но по каким-то причинам не предоставляется право обжаловать решения исполнительного органа хозяйственного общества (как коллегиального, так и единоличного).

Белорусское законодательство правом действия от имени любых юридических лиц без доверенности наделяет лишь единоличный исполнительный орган (главу коллегиального исполнительного органа). У участников хозяйственных обществ, а также у членов их советов директоров (наблюдательных советов) есть лишь право на подачу косвенного иска в интересах хозяйственного общества.

По нашему мнению, российский подход не просто более точен, а отражает правовую природу соответствующих отношений. Так, применительно к ст. 174 ГК Российской Федерации (ее аналог в праве Республики Беларусь – ст. 175 ГК) правом на подачу иска о признании недействительной сделки в связи с выходом органов управления за пределы, предусмотренные учредительными документами юридического лица, обладает лишь само юридическое лицо, так как именно в его интересах и устанавливались соответствующие ограничения.

Документ:

Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК).

Но ситуация может сложиться и так: если полномочия превысил единоличный исполнительный орган юридического лица, то он вряд ли будет заинтересован в подаче иска против самого же себя, а следовательно, иск будет подать некому. В российском праве применительно к корпорациям от имени юридического лица в такой ситуации вправе выступить его участник.

Хотим обратить внимание: в белорусском праве данная проблема не возникает в силу того, что учредитель таких лиц является сторонним лицом по отношению к ним, а следовательно, именно в интересах такого учредителя и устанавливаются ограничения полномочий органа унитарного юридического лица. Поэтому указанному учредителю предоставляется самостоятельное право на подачу рассматриваемого нами иска.

В белорусском праве до изменения Закона о хозяйственных обществах проблема приведения учредительных документов обществ в соответствие с изменившимся законодательством, например, в случае нежелания участника голосовать за такие изменения могла повлечь за собой ликвидацию этого, если только остальные участники, желающие его сохранить, не шли на значительные уступки такому участнику.

Изложенный российский подход подобную проблему снимает, так как в случае неисполнения указанной выше обязанности участник просто может быть исключен из состава общества.

Таким образом, исходя из описанных обстоятельств, было бы желательно и в белорусском праве иметь классификацию юридических лиц, схожую с российской (корпоративные и унитарные юридические лица), а кроме того, предусмотреть для участников (членов) корпоративных юридических лиц детализацию их прав и обязанностей по российскому образцу. Это будет способствовать унификации нашего гражданского законодательства и определенным образом упростит работу с незнакомыми пока нам видами юридических лиц.

Ян Функ, д-р юрид. наук, профессор,

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП

Печать
В закладки
AA
Наверх

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.