2 май 2014
Статья 22 из 27 ( Материал id: 24 Журнал id: 105770 )
Страница № 37

Убытки при страховании предпринимательского риска: страх, риск и суброгация

Пред­при­ни­ма­тель­ская дея­тель­ность все­гда подразумевает рис­к. Осо­бен­ная сте­пе­нь рис­ка присуща внеш­не­тор­го­вой дея­тель­ности, по­сколь­ку слож­но оце­нить контр­аген­та, на­хо­дя­ще­го­ся в дру­гой стра­не, рас­счи­тать фи­нан­со­вую оку­пае­мость сдел­ки при из­ме­не­нии кур­сов ва­лют или опе­ра­тив­но реа­ги­ро­вать на из­ме­не­ния ме­ж­ду­на­род­но­го рын­ка. Во внеш­не­эко­но­ми­че­ской сфе­ре прак­ти­че­ски все­гда су­ще­ст­ву­ет риск, свя­зан­ный с не­по­лу­че­ни­ем пла­ни­руе­мой при­бы­ли от сдел­ки, по­это­му пред­при­ни­ма­те­ли за­час­тую при­бе­га­ют к та­ко­му ви­ду ком­пен­са­ции воз­мож­ных убыт­ков, как стра­хо­ва­ние.

Страхование предпринимательского риска во внешнеэкономической деятельности – это страхование предпринимателем риска убытков и неполучения ожидаемых доходов из-за нарушения обязательств зарубежными контрагентами или изменения условий деятельности в другой стране по не зависящим от него причинам.

Что такое суброгация

 

Суброгация – это переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба. Если наступает страховой случай, страховая компания (страховщик) выплачивает предусмотренное договором страховое возмещение импортеру или экспортеру, который застраховал свой риск (страхователю). После этого право требования выплаченной суммы (страхового возмещения) переходит к страховщику, т.е. теперь уже страховая компания вправе требовать у недобросовестного контрагента по сделке и сумму выплаченного возмещения, и дополнительные расходы, связанные с реализацией данного права. Такой переход права именуется суброгацией.

Справочно:

если договором имущественного страхования и страхования ответственности не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (п. 1 ст. 855 ГК).

Документ:

Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК).

Ситуация

Между словацкой фирмой «В» и белорусским унитарным предприятием «С» в 2009 г. был заключен договор купли-продажи, по которому УП «С» (продавец) обязалось передать товар, а фирма «В» (покупатель) принять его и оплатить. Плохо зная своего словацкого контрагента и стремясь предупредить возможные потери, УП «С» 3 июня 2009 г. заключило с белорусской страховой компанией «А» договор добровольного страхования финансовых рисков и оформило страховой полис. По условиям договора страхования продавец застраховал у страховщика риск неисполнения (ненадлежащего исполнения) покупателем принятых на себя обязательств по оплате в срок продукции, поставленной ему продавцом по контракту купли-продажи на сумму 17 451,64 евро.

Покупатель свои обязательства по контракту купли-продажи в надлежащий срок не выполнил, и в связи с наступлением страхового случая страховщик перечислил продавцу страховое возмещение в сумме 17 451,64 евро.

Судебное дело

Иск о взыскании страхового возмещения в порядке суброгации, а также пени

Страховая компания «А» (истец) предъявила иск к словацкой фирме «В» (ответчик), в котором указала, что согласно условиям заключенного 3 июня 2009 г. договора добровольного страхования финансовых рисков она платежным поручением от 30.09.2009 перечислила продавцу страховое возмещение в сумме 17 451,64 евро. Истец также потребовал от ответчика возмещения пени в размере 3 926,25 евро на основании п. 5 контракта, предусматривающего, что в случае несвоевременной оплаты с покупателя взимается пеня в размере 0,1 % от подлежащей оплате суммы за каждый день просрочки. Таким образом, истец просил взыскать с ответчика основной долг в размере 17 451,64 евро и пеню в размере 3 926,25 евро, а также возместить расходы, понесенные им в связи с уплатой арбитражного сбора.

Решение арбитражного суда

Суд удовлетворил требования истца частично.

Суд взыскал с фирмы «В» (Словацкая Республика) в пользу страховой компании «А» (Республика Беларусь) основной долг в сумме 17 451,64 евро на основании п. 1 ст. 855 ГК. Суд отказал во взыскании с ответчика пени в размере 3 926,25 евро, поскольку отсутствуют основания для ее взыскания.

Если иск удовлетворен частично, то в соответствии с п. 1 ст. 59 Регламента расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой отказано. Учитывая это, суд взыскал с ответчика в пользу истца расходы последнего по уплате арбитражного сбора.

Суд руководствовался ст. 14, 290, 486, 855 и 1125 ГК, ст. 33 и 36 Закона о МАС, ст. 38 и 59 Регламента.

Документ:

Закон Республики Беларусь от 09.07.1999 № 279-З «О международном арбитражном (третейском) суде» (далее – Закон о МАС).

Документ:

Регламент Международного арбитражного суда при БелТПП, утвержденный постановлением Президиума Белорусской торгово-промышленной палаты от 17.03.2011 (далее – Регламент).

Почему же суд в данной ситуации отказал во взыскании пени, которая была предусмотрена основным контрактом купли-продажи? Рассмотрим позицию суда более подробно.

Наступление страхового случая и выплата страхового возмещения в данной ситуации зависят от выполнения сторонами своих обязательств по первому договору – договору купли-продажи. По данному договору покупатель (он же – ответчик в рассматриваемом судебном деле) свои обязательства не выполнил и в установленный контрактом срок оплату не произвел. Таким образом, наступил страховой случай, предусмотренный договором страхования от 03.06.2009.

Покупатель согласно ст. 53 Венской конвенции обязан уплатить цену за товар и принять поставку товара в соответствии с требованиями договора и конвенции. Покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки (п. 1 ст. 486 ГК). В случае неоплаты поставленного по договору международной купли-продажи товара с покупателя в пользу продавца подлежит взысканию стоимость неоплаченного товара.

Документ:

Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.) (далее – Венская конвенция).

При наличии страхования риска неполучения денежных средств, которое было предусмотрено договором страхования от 03.06.2009, причитающуюся денежную сумму продавцу выплачивает страховщик. При этом наступает суброгация, т.е. право соответствующего требования продавца в отношении покупателя переходит к страховщику, выплатившему страховое возмещение продавцу на основании договора добровольного страхования финансовых рисков, в пределах выплаченной страховщиком суммы.

Согласно материалам дела страховщик (страховая компания «А») выполнил свои обязательства по договору страхования в силу наступления страхового случая. В соответствии с п. 1 ст. 855 ГК, если договором имущественного страхования и страхования ответственности не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Таким образом, от унитарного предприятия «С» к истцу перешло право требования с ответчика суммы в размере 17 451,64 евро. Суд счел требование истца о взыскании основного долга обоснованным и удовлетворил его.

Что касается требования о взыскании пени, то согласно ст. 14 ГК убытками считаются расходы, непосредственно связанные с нарушением обязательств по договору другой стороной. В данном деле основным рассматриваемым обязательством является страховое обязательство, а не обязательство, вытекающее из договора купли-продажи. В связи с этим пеня, предусмотренная за нарушение договора купли-продажи, не может быть взыскана по договору страхования, поскольку страховые обязательства не нарушались и вообще ответчик в договоре страхования не участвует. Таким образом, суд посчитал, что нет оснований взыскивать заявленную истцом пеню в размере 3 926,25 евро.

Комментарий специалиста

При суброгации происходит переход только права требования в размере суммы страхового возмещения, обязательство по возмещению убытков не переходит.

Как уже было указано выше, правила перехода права требования в порядке суброгации закреплены в ст. 855 ГК. Достаточно часто норма п. 2 ст. 855 ГК толкуется расширительно: под словами «правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки» стороны, когда им это выгодно, понимают все условия об убытках, включая и договорные обязательства ответчика по первоначальному договору. Руководствуясь таким принципом, истец в рассматриваемом деле и дополнил требование по основной сумме пеней, на которую имел право кредитор в первоначальном договоре купли-продажи.

Справочно:

перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (п. 2 ст. 855 ГК).

Однако при суброгации происходит переход только права требования в размере суммы страхового возмещения, т.е. страхователь передает страховщику свое право требования к должнику по основной сумме. Обязательство по возмещению убытков при суброгации не переходит. Все остальные права на платежи и компенсации, предусмотренные первоначальным договором, могут передаваться, только если договором страхования предусмотрены соответствующие риски.

Например, страхование убытков экспортеров, связанных с выполнением экспортного контракта, может быть предусмотрено при заключении договора добровольного страхования в соответствии с Правилами страхования.

Таким образом, при заключении договора страхования коммерческих рисков следует четко определиться, какие риски подлежат страхованию. От этого будет зависеть, какой объем сумм будет возмещен страховщиком.

В настоящее время согласно Правилам страхования могут быть застрахованы следующие риски:

– убытки страхователя из-за нарушения зарубежным покупателем своих обязательств по оплате продукции (работ, услуг), поставленной на условиях отсрочки платежа;

– инвестиции белорусских резидентов в иностранных государствах от политических рисков;

– непогашения или просрочки возврата банковского кредита, предоставленного отечественному экспортеру для производства экспортной продукции (выполнения работ, оказания услуг);

– непогашения банковского кредита, предоставленного нерезиденту Республики Беларусь для осуществления платежей за поставленную отечественным экспортером продукцию (выполненные работы, оказанные услуги);

– экспортные риски белорусских резидентов, приобретающих в собственность товары других резидентов Республики Беларусь для их передачи в лизинг организациям-нерезидентам;

– банковские гарантии или иные услуги, предоставляемые банком экспортера иностранным покупателям;

– международный факторинг.

Документ:

Правила страхования кратко-, средне- и долгосрочных экспортных контрактов от политических или коммерческих рисков № 30, согласованные Минфином Республики Беларусь 23.04.2008 № 367 (далее – Правила страхования).

В связи с возмещением убытков страховщику возникает еще один вопрос: имеет ли право страховщик на возмещение его затрат, связанных с выплатой страховой суммы (услуг эксперта, почты, комиссионного вознаграждения банку за осуществление операций по перечислению суммы страхового возмещения и т.п.)?

Считаем, что в порядке суброгации – нет. Еще раз обращаем внимание, что согласно норме части первой ст. 855 ГК в порядке суброгации переходит требование в размере выплаченной суммы страхового возмещения. Все остальные убытки страховщика могут быть компенсированы в общем порядке, предусмотренном гражданским законодательством для возмещения убытков. Лицо, право которого нарушено, на основании ст. 14 ГК может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.

Но являются ли затраты, связанные с выплатой страхового возмещения, убытками?

В гражданском законодательстве убытками считаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 14 ГК). Обращаем внимание: убытки являются следствием нарушенного права. В рассматриваемом нами случае права страховщика при выплате страхового возмещения не нарушены, поэтому и убытков нет.

Таким образом, расходы или затраты страховщика, выходящие за пределы уплаченного страхового возмещения, включая связанные с выплатой страхового возмещения, не являются убытками, поскольку возникают не в результате нарушения его прав и причинения вреда, а в рамках его обычной хозяйственной деятельности.

Юлия Кудрявец, юрист

 

Печать
В закладки
AA
Наверх

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.