1 январь 2018
Статья 6 из 25 ( Материал id: 1137 Журнал id: 116275 )
Страница № 13

IT-договоры: соглашение о возмещении имущественных потерь

Декрет № 8 задал рамки правового регулирования новым сферам так называемых IT-отношений, в частности ввел некоторые требования к договорам, которые теперь вправе заключать резиденты Парка высоких технологий между собой и с третьими лицами, например, соглашению возмещении имущественных потерь, неконкуренции и др. В статье мы рассмотрим суть соглашения о возмещении имущественных потерь с точки зрения обычного субъекта хозяйствования.

Документ:

Декрет Президента Республики Беларусь от 21.12.2017 № 8 «О развитии цифровой экономики» (далее – Декрет № 8).

Суть соглашения о возмещении имущественных потерь

Сразу хотим указать, что данное соглашение может быть как самостоятельным договором, так и частью (приложением или условиями) основного соглашения, предметом которого является, например, передача прав на объекты интеллектуальной собственности (подп. 5.4 п. 5 Декрета № 8).

Соглашение о возмещении имущественных потерь заключается для того, чтобы одна из его сторон в обязательном порядке возместила имущественные потери, понесенные другой стороной или третьим лицом, если они возникли в результате определенных указанных в соглашении обстоятельств. В качестве примеров обстоятельств, влекущих необходимость возмещения имущественных потерь, Декрет № 8 приводит следующие:

• расходы, вызванные невозможностью исполнения обязательства по договору;

• предъявление требований третьими лицами или государственными органами, иными организациями к стороне или к третьему лицу.

Указанный перечень является примерным, поэтому стороны могут фиксировать в соглашении любые другие обстоятельства, которые могут привести к имущественным потерям заинтересованной стороны.

Важным моментом является то, что такие имущественные потери могут не иметь связи с действиями или бездействием стороны, осуществляющей их компенсацию, с нарушением ею обязательств по договору. При отсутствии такой связи возмещение имущественных потерь имеет признаки, свойственные гарантии.

Как бы мы его ни оценивали, возмещение имущественных потерь является самостоятельным обязательством и не влияет на возможность привлечения этой стороны к ответственности за нарушение иных обязательств, вытекающих из договора.

Стороны в своем соглашении могут определить предел возмещения имущественных потерь, т.е. предельный размер компенсации вне зависимости от размера ущерба, или порядок его определения. Размер возмещения имущественных потерь может быть уменьшен судом в случаях, когда будет доказано, что сторона, понесшая имущественные потери, умышленно или в силу грубой неосторожности способствовала увеличению размера имущественных потерь и (или) не приняла разумных мер для минимизации размера таких потерь.

Что считать имущественными потерями

Термин «имущественные потери», используемый в подп. 5.4 п. 5 Декрета № 8, не имеет четкого определения в отечественном гражданском законодательстве.

С одной стороны, ст. 11 ГК Беларуси при перечислении способов защиты гражданских прав не содержит возмещения имущественных потерь. Наиболее близким к нему является право на возмещение убытков. Под убытками понимаются (п. 2 ст. 14 ГК Беларуси):

– расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права;

– утрата или повреждение имущества (реальный ущерб);

– неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Кроме того, гражданское законодательство оперирует категорией вреда, который может быть причинен как жизни и здоровью, так и имуществу.

С другой стороны, перечень способов защиты гражданских прав, указанный в ст. 11 ГК Беларуси, является открытым, т.е. допускается их защита и иными способами, предусмотренными законодательством (подп. 13 ст. 11 ГК Беларуси). Как раз таким способом можно считать возмещение имущественных потерь, предусмотренное Декретом № 8. Однако все равно остается нерешенным вопрос: что конкретно включать в имущественные потери.

Документ:

Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК Беларуси).

 

Использование в Декрете № 8 нового по сути термина ориентирует на то, что имущественные потери, которые предполагается возмещать в рамках реализации данной нормы, не являются ни убытками (в виде утраты или повреждения имущества), ни причиненным имуществу вредом.

Для уяснения сути данного термина полагаем возможным обратиться к российскому праву, где аналогичная норма – ст. 4061 ГК РФ – введена с 2015 г.

Стороны обязательства, действуя при осуществлении ими предпринимательской деятельности, могут своим соглашением предусмотреть обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной (потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу, указанному в соглашении, и т.п.) (п. 1 ст. 4061 ГК РФ). Соглашением сторон должен быть определен размер возмещения таких потерь или порядок его определения.

В российском законодательстве термин «имущественные потери» также не определен. Однако в юридической литературе предполагается, что «законодатель использовал данное понятие, чтобы детально подчеркнуть, что применительно к обсуждаемой договорной конструкции речь не идет и не может идти о возмещении убытков (ст. 15 ГК РФ) в связи с правонарушением. Потери в понимании ст. 4061 ГК РФ не должны быть связаны с нарушением обязательства другой стороной (в английском праве такого ограничения нет)»*.

Документ:

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ).

 

Что касается природы возмещения имущественных потерь, то российские авторы отмечают, что «речь идет о нетрадиционном для российского договорного права явлении – принятии участником делового оборота риска за последствия, которые могут быть практически никак не связаны с его поведением»**.

Данными нормами в гражданское право вводится механизм освобождения одной стороной другой стороны от возможных рисков, которые находятся в «зоне ответственности» первой стороны.

Считаем возможным рекомендовать субъектам хозяйствования, пока законодатель четко не регламентировал этот вопрос, самостоятельно определять в соглашении, что для них является имущественными потерями, например, расходы на представительство в судах, расходы на оказание юридических услуг, расходы на представительство интересов в государственных органов, оплата возможных штрафов, сумм компенсаций и др.

Справочно:

такой механизм, называемый «освобождение от ответственности» (с англ. Indemnification), в английском праве существует достаточно давно. Его суть в том, что одна сторона обязуется освободить другую сторону договора от всех возможных исков и иных действий со стороны третьих лиц, государственных органов и иных организаций, которые были бы связаны с исполнением заключенного между сторонами договора. В частности, при продаже определенной собственности (доли в обществе, помещения и т.п.) продавец может гарантировать покупателю отсутствие нарушений (например, продажа не нарушает чьего-либо преимущественного права на покупку, имущество свободно от прав третьих лиц и т.п.). При этом даже если требования третьих лиц будут необоснованными, покупатель все равно понесет убытки, потеряет определенное время на обеспечение представительства в суде и т.п.

Заверения, имеющие значение для заключения договора, его исполнения или прекращения

Вторая смысловая часть подп. 5.4 п. 5 Декрета № 8 (части четвертая и пятая) предусматривает возможность включения в договор «заверений, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения».

Законодатель перечисляет некоторые возможные варианты вопросов, по которым могут быть сделаны недостоверные заверения:

• предмет договора;

• полномочия на его заключение;

• соответствие договора применимому к нему праву;

• наличие необходимых специальных разрешений (лицензий);

• финансовое состояние стороны;

•наличие прав на материальные или нематериальные активы и др.

Очевидно, что зачастую права и обязанности сторон по договору напрямую не увязаны с данными условиями, не всегда они могут быть отнесены и к существенным (ст. 402 ГК Беларуси), однако их наличие или отсутствие во многом влияет на то, на какой срок будет заключен договор, как будет осуществляться оплата и т.п.

Отметим, что механизм включения тех или иных заверений в текст договора достаточно часто встречается в отечественной договорной практике. В частности, в лицензионных договорах, предоставляющих право использования тех или иных объектов интеллектуальной собственности, может содержаться указание на то, что лицо, его передающее, обладает всеми необходимыми для этого правами. В связи с этим указанные Декретом № 8 заверения можно считать в некотором роде продолжением принципа добросовестности участников гражданских отношений, позволяя сторонам еще раз при вступлении в договорные отношения прописать значимые для них моменты. Но при этом, вписывая такие заверения в договор, стороны должны иметь в виду, что в законодательстве отсутствуют правовые основания для привлечения к ответственности за нарушение гарантий, заверений и иных обещаний.

Последствия недостоверности заверений

При обнаружении недостоверности заверений в обстоятельствах, имеющих значение для заключения, исполнения или прекращения договора, сторона, давшая заверение, обязана (часть четвертая подп. 5.4 п. 5 Декрета № 8):

• возместить другой стороне по ее требованию имущественные потери, причиненные недостоверностью таких заверений;

• выплатить неустойку, если таковая предусмотрена договором.

 

Обратите внимание!

Заверения могут предоставлять только резидент Парка высоких технологий, собственник имущества, учредитель (участник) резидента Парка высоких технологий, но не третьи лица. При буквальном толковании нормы следует вывод, что только в отношении перечисленных лиц возможны возмещение имущественных потерь и выплата неустойки.

 

Таким образом, возмещение потерь является обязательным, тогда как выплата неустойки зависит от того, включили ли ее стороны в договор. Законодатель особо подчеркивает, что от исполнения рассматриваемых обязанностей сторону не освобождают ни признание договора незаключенным или недействительным, ни установление факта его ничтожности.

Справочно:

неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 311 ГК Беларуси).

 

Обстоятельства, о которых может заверять сторона, могут иметь как существенное, так и несущественное значение. Если недостоверными окажутся заверения об обстоятельствах, которые имеют существенное для другой стороны значение, то кроме «возмещения имущественных потерь» такая другая сторона может отказаться от договора (но иное может быть предусмотрено соглашением сторон). При этом Декрет № 8 предусматривает, что последствия такого отказа «могут определяться соглашением сторон». В приведенной ситуации сторонам рекомендуется руководствоваться соответствующими положениями гражданского законодательства (ст. 291, п. 3 ст. 420, ст. 423 ГК Беларуси).

Резюме

В заключение укажем наиболее важные моменты, которые следует учитывать субъектам хозяйствования при составлении соглашения о возмещении имущественных потерь.

Возмещение имущественных потерь:

• служит для компенсации риска возможных потерь стороной соглашения или третьим лицом;

• ограничивается определенной суммой;

• уплачивается в случае наступления обстоятельств, указанных в соглашении, а также в случае недостоверности включенных в него заверений;

• в случае недостоверности заверений уплачивается не автоматически, а по требованию стороны, понесшей потери;

• в случае недостоверности заверений стороной, обязанной уплатить возмещение, являются резидент Парка высоких технологий, собственник имущества, учредитель (участник) резидента Парка высоких технологий, но не третья сторона, т.е. иной субъект хозяйствования;

• не является возмещением убытков, следовательно, убытки могут быть взысканы отдельно;

• не является неустойкой, так как в Декрете № 8 прямо указано, что неустойка может быть взыскана отдельно;

• если такое соглашение составлено, то от его выполнения не освобождают ни признание договора незаключенным или недействительным, ни установление факта его ничтожности.

 

Надежда Шакель, юрист

 

P.S. В следующих номерах нашего журнала мы продолжим анализировать новые соглашения, введенные в законодательство Декретом № 8.

 

* Дорджиева, C. Анализ института возмещения потерь в новом ГК РФ. – АО «Альта Виа». – 2015. – Режим доступа: http://alta-via.ru/analitika/stati/analiz-instituta-vozmeshheniya-poter-v-novom-gk-rf.html.

** Панфилло, Е. «Indemnity по-русски» / Станут ли правила о возмещении потерь трещиной в фундаменте российского договорного права? – Zakon.ru. – Режим доступа: https://zakon.ru/blog/2015/9/6/indemnity_porusski__stanut_li_pravila_o_vozmeshhenii_poter_treshhinoj_v_fundamente_rossijskogo_dogov.

Печать
В закладки
AA
Наверх

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.