Может ли участник ООО (ОДО) выйти из общества в период ареста доли в уставном фонде | JURK.BY
Печать
Сохранить в MS Word
Наверх
Вниз

Может ли участник ООО (ОДО) выйти из общества в период ареста доли в уставном фонде (Окончание).Функ Я

(Окончание. Начало см.: «Я – юрисконсульт организации». – 2014. – № 6. – С. 18.)

Распределение доли, перешедшей от участника к обществу

В рамках правоприменения, как правило, используется этот путь, так как он наименее затратен для участников, которые и принимают соответствующее решение. При этом юридически доля вышедшего участника распределяется между остальными участниками общества пропорционально их долям в уставном фонде, а фактически происходит просто «пропорциональное увеличение долей оставшихся участников до совокупной величины в 100 %».

Обратите внимание!

В этой ситуации с позиции права важно, чтобы размер уставного фонда общества остался прежним. На практике же последнее представляется несущественным, потому что даже непродажа или нераспределение доли вышедшего участника в течение года с момента выхода приводит к тем же последствиям, что и распределение доли между участниками общества, с единственным отличием в виде уменьшения размера уставного фонда. На размере долей оставшихся участников это никак не сказывается, на их стоимости тоже: оценка стоимости доли в уставном фонде общества осуществляют исходя не из ее «номинальной стоимости» (т.е. стоимости уставного фонда приходящегося на долю), а с помощью иных методов. При этом даже действительная стоимость доли в уставном фонде обычно определяется исходя из стоимости чистых активов общества, приходящихся на нее.

Пример

Если из состава участников общества выходит участник, чья доля в уставном фонде составляет 20 %, а в обществе остаются еще 2 участника с долями по 40 %, то и при распределении доли между оставшимися участниками, и при пропорциональной продаже доли оставшимся участникам, и при нераспределении доли обществом в течение года с момента ее получения доли оставшихся 2 участников после выхода первого из участников будут составлять по 50 % у каждого.

Проблема, связанная с безвозмездной передачей доли

При избрании рассматриваемого способа, т.е. распределения доли вышедшего участника между оставшимися участниками, возникнет вопрос о его правовой природе. Считаем, что в этой ситуации перед нами безвозмездная передача обществом своему участнику совокупности имущественных (а также личных неимущественных) прав, представляющих собой внешнее воплощение доли в уставном фонде, или отношения дарения.

Всем известно, что отношения дарения между коммерческими организациями запрещены (п. 4 ст. 546 ГК). С учетом того, что хозяйственное общество является коммерческой организацией и некоторые участники общества сами могут быть коммерческими организациями, возникает конфликт между положениями Закона о хозяйственных обществах и указанной нормой ГК. Считаем, что это противоречие должно решаться в пользу норм Закона о хозяйственных обществах. Ведь если не допустить распределения доли общества (имеется в виду доля вышедшего участника) между оставшимися участниками, включая и тех, которые являются коммерческими организациями, то в этой ситуации не соблюдается природа отношений: если отстранить от распределения доли участников, являющихся коммерческими организациями, и осуществить такое распределение только между гражданами, то последние получат бóльшую долю в уставном фонде общества без всяких на то оснований, а в тех обществах, участниками которых являются лишь коммерческие организации, распределение доли вышедшего участника между оставшимися участниками станет просто невозможным.

Считаем, что эта проблема может быть решена иным путем через заключение возмездных сделок с участниками.

Документ:

Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК).

Документ:

Закон Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон о хозяйственных обществах).

Продажа доли оставшимся участникам

Наряду с безвозмездным распределением доли вышедшего участника между оставшимися участниками пропорционально их долям в уставном фонде законодательство о хозяйственных обществах предусматривает и путь продажи этой доли оставшимся участникам. Таким образом, в обществах, где некоторые или все участники являются коммерческими организациями, должно применяться не безвозмездное распределение доли, а ее продажа оставшимся участникам.

Допускаем, что с точки зрения формального подхода к праву, второй путь предпочтительнее первого, но с точки зрения существа отношений – первый путь превалирует над вторым.

Обратите внимание!

В настоящее время однозначного подхода к указанным двум путям нет, так как отсутствует устойчивая судебная практика по интересующему нас вопросу.

Меняется ли суть имущественных отношений при распределении доли вышедшего участника?

Вернемся к приведенному выше примеру и проследим, меняется ли размер активов общества. Действительно, с выходом одного из участников и распределением его доли между оставшимися участниками доля каждого из них увеличивается с 40 % до 50 % в уставном фонде общества. Например, при уставном фонде, равном 10 млн. бел. руб., доля каждого из оставшихся участников увеличится с 4 до 5 млн. бел. руб. Однако при этом стоимость чистых активов общества, которая, по мнению законодателя, и отражает действительную стоимость доли в уставном фонде общества, не изменится. Следовательно, с указанных позиций никакого «дополнительного имущественного приобретения участником» не произошло.

Таким образом, если стоимость доли в уставном фонде, принадлежащая каждому оставшемуся участнику, безусловно увеличивается, то стоимость чистых активов общества, приходящихся на долю соответствующего оставшегося в обществе участника, остается неизменной (при условии, если вышедший участник получает по общему правилу стоимость чистых активов общества, приходящихся на его долю).

В связи с этим, возвращаясь к обозначенной ранее проблеме безвозмездного распределения доли вышедшего участника, можно поставить под сомнение само наличие отношений дарения между обществом и оставшимися участниками. Однако такая постановка вопроса спорна, так как стоимость чистых активов, приходящихся на долю, еще не отражает само существо имущественного права на эту долю. В рассмотренном нами примере при увеличении доли каждого из оставшихся участников с 40 % до 50 % вырастает размер приходящегося на нее дивиденда и части имущества общества, подлежащего распределению между участниками после ликвидации, а также расширяются возможности участника в отношении контроля над деятельностью общества, а в силу этого – и распределения доходов от деятельности общества. Следовательно, такая доля с любых позиций более привлекательна, чем доля в 40 %, которая при указанном выше раскладе в обществе практически ничего не давала ее обладателю в отношении определения судьбы общества. Исходя из изложенного при выходе участника фактически происходит дарение со стороны общества доли выходящего участника остальным участникам общества.

Резюме. Участник общества при выходе отчуждает принадлежащую ему долю в уставном фонде общества непосредственно самому хозяйственному обществу, которое и становится обладателем указанной доли. Вместе с тем законодатель напрямую не обозначает этот процесс именно как отчуждение, но этот вывод напрашивается исходя из изложенных нами выше рассуждений.

Законодательная конструкция «ареста имущества»

Рассматривая понятие ареста имущества в праве Республики Беларусь, необходимо отметить, что законодателем оно раскрывается именно применительно к наложению ареста на имущество должника.

Так, в силу ст. 502 ГПК и ст. 377 ХПК арест имущества должника состоит:

– из описи имущества должника;

– объявления запрета распоряжаться имуществом;

– ограничения права пользования имуществом (при необходимости);

– изъятия имущества (при необходимости);

– передачи имущества на хранение (при необходимости).

При этом в силу ст. 502 ГПК виды, объемы и сроки ограничения (имеется в виду применительно к аресту имущества должника) определяет судебный исполнитель в каждом конкретном случае с учетом свойств имущества, значимости его для собственника или владельца, бытового или иного использования и других факторов.

Документ:

Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь (далее – ГПК).

 

Документ:

Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь (далее – ХПК).

Таким образом, безусловными «составляющими» ареста имущества должника как правового явления всегда являются опись имущества и запрет на распоряжение имуществом. При этом опись имущества как таковая в отношении рассматриваемой нами проблемы значения не имеет, а вот запрет на распоряжение имуществом составляет «сущностную часть» анализируемых нами отношений.

 

Заключение

Таким образом, отвечая на вопрос, поставленный в заголовке статьи, мы утверждаем, что выход участника из состава участников общества в тот момент, когда его доля находится под арестом, невозможен.

С точки зрения имущественных отношений выход участника из состава участников общества – это распоряжение участником долей в уставном фонде в форме ее отчуждения обществу, а последнее, исходя из правовой природы (существа) ареста, недопустимо, так как сущностью ареста имущества является запрет на распоряжение имуществом, в нашем случае – доли в уставном фонде.

Ян Функ, д-р юрид. наук, профессор,

 Председатель Международного арбитражного суда

при БелТПП

 
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.